Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Тянь-Шань >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Дмитрий Супонников, г. Алматы

Ат-Баши - 2003
(Начало здесь)

Содержание

1. Общие сведения о маршруте
2. Краткая характеристика района путешествия
3. Карта
4. Дневник похода


Четвертый день. реки Кзылсу и Текелик, пост Курумду, пост Кельсу, река Аксай, застава Кынды

Серые серые облака. Они всюду – над вершинами и в долине, лежат на склонах и ползут вдоль реки. Нет, кажется появляются разрывы в тучах – один.., другой... Ура, вот и солнце!

Шесть часов, подъем, завтрак, сборы... Дорога хоть и не раскисшая, но со множеством луж и промоин. Последние приходится объезжать сбоку по мокрой траве – через пару километров у нас уже мокрые ноги и изрядно забитые грязью покрышки.

На 85-м километре штурмуем разлив реки Кызылсу – всего шесть рукавов, по четыре метра шириной, до полуметра глубиной и со скоростью течения полтора метра в секунду. Хотя полукилометровая ширина самого русла наводит на серьезные размышления о величине весенних паводков!


река Кызыл-Су разбита на несколько русел

Тут же, при пересечении одно из рукавов Кызылсу, выясняется любопытная деталь. С легкостью форсировав очередной поток, я наблюдаю за Денисом: доехав до середины русла, он резко теряет скорость, заваливается и, спрыгнув с велосипеда, продолжает шествовать по колено в воде. Я, собираясь показать "как надо переезжать реку", беру байк Дениса и лихо устремляюсь к следующему рукаву. Парадокс, но "крутой горный байк" вскоре начинает буксовать, теряет скорость и мне стоит немалых усилий проехать оставшиеся два метра, оставаясь в седле. Получается, что велосипед с колесами 622мм и узкими покрышкам, бывает гораздо устойчивее своего "горного" аналога с меньшими ободами 559мм.


около поселка "Новый Культцентр Аксай"

На восточном берегу Кызылсу расположен большой, по местным меркам, поселок "Новый Культцентр Аксай". Полтора десятка домов, высоковольтная линия и трансформаторная подстанция выглядят чуть ли не центром цивилизации в этих местах, хотя сам аил со стороны смотрится несколько безжизненно – только пастух неподалеку машет рукой, завидев нас.

Тут же, на правом берегу реки, развилка двух дорог. Накатанная грунтовка уходит вверх, на юг, вдоль реки Ичкекызылсу. Как далеко – неизвестно, но у "перекрестка" стоит новенькая табличка с надписью "ОсОО Айбек". Возможно, это просто охотничье хозяйство, ведь далеко здесь не уедешь – в сорока километрах китайская граница.

Буквально пролетев десяток киометров, подъехали к очередному притоку Аксая – реке Текелик. У меня определенное "дежавю" - не иначе мы тут уже были. Действительно, местности рек Текелик и Кызылсу настолько похожи, что можно было бы давать им одинаковые имена, как иным улицам в городах – "пятнадцатая линия".., "второй кирпичный переулок" …


приближаемся к посту "Курумду"

Мы уже на девяносто шестом километре от Торугарта и, по карте, впереди должен быть поселок Корумду, если он, конечно, не вымер, как "Старый Культцентр" в устье Терека. Выезжаем из поймы реки и, действительно, в нескольких километрах от нас белеют домики, видна сторожевая вышка.

Корумду оказыватся пограничным постом – со шлагбаумом, будкой для наряда и полным отсутствием признаков жизни. Пять пинут постукиваний камешком в ворота не принесли результата. Только кот, гулявший по плацу, испуганно юркнул в ближайшую пристройку.
- Поехали – говорит Денис.
- Сейчас, пойду постучу в окошко штаба – отвечаю я, открывая на себя скрипучую калитку.
Тут, видимо, только услышав шум, на плац выскакивает целый капитан пограничных войск, на ходу застегивая верхнюю пуговицу «афганки».
- Часовой на вышке заснул, да? – спрашиваю я, ухмыляясь.
- Да здесь никто не ездит, часового не ставим – отвечает капитан, отгоняя осмелевшего кота.


хребет Кок-Шаал-Тау; в облаках - вершина "4650"

Час спустя, поблагодарив личный состав части за чай и угощения, все-таки отправляемся дальше. Все большее число промоин на дороге говорит о силе весенних паводков, тем не менее сейчас, в конце лета, даже Аксай не представляет серьезного препятствия для переправы. Долина здесь, за Корумду, находится на высоте 3150 метров, и очень полого спускается на восток. С юга, наоборот, все ближе подступают заснеженные, гладкие склоны Кок-Шаал-Тау, словно делая глубокий вдох перед тем, как открыть в Китай глубокие каменные ворота для неторопливого потока Аксая.


на некоторых реках даже сохранились мосты

Примечательно, что склоны северной части долины (южная экспозиция) практичеки лишены больших рек, несмотря на достаточно развитое оледенение хребта Ат-Баши. Реки же южной стороны, стекающие с Кок-Шаала, многоводны только в конце весны - начале лета. Над одним из притоков, который мы пересекли, даже стоит хороший бетонный мост (фото 36а), и, судя по всему, уже очень давно.


заброшенный погранпост "Кельсу"

Так, оглядываясь по сторонам, изучая орографию прилегающих местностей, на сто двенадцатом километре мы упираемся в разрушенные ворота пограничного поста Кельсу. Побродив вдоль пустынных блоков, я решаю что часть заброшена и предлагаю ехать дальше.

- Подожди. - говорит Денис, и уходит на разведку за одно из полуразрушенных зданий, через пару минут возвращаясь – Пойдем, нас ждут.

Пост, как ни странно, оказался обитаем – начальник поста, молодой сержант Куба, с женой приглашают нас на чай. Быт здесь, конечно, более чем беден: в доме даже отсутствует электричество, несмотря на то, что рядом проходит высоковольтная ЛЭП.


мост через реку Ак-Сай


настил моста - деревянный

Основную часть времени Куба занят разборкой на кирпич соседней казармы, чтобы утеплить стены своего дома. Скоро наступят холода, а температура зимой в этих местах опускается до минус пятидесяти.

Наша дорога плавно сворачивает на север, и, в километре от Кельсу, подбирается к мосту через Аксай. Мост представляет собой довольно интересное сооружение – дощатые настил и перила уложены на ряд бетонных быков. Видимо, такая конструция оставляет возможность легкого восстановления переправы в том случае, когда паводки сбрасывают покрытие или время разрушает его.

Ниже моста несколько рукавов реки объединяются в одно русло и, поворачивая на юго-восток, река Аксай уходит в Китайскую Республику – граница вновь приблизились к дороге, на расстояние двадцати километров. Мы же, преодолев небольшой подъем, продолжаем спускаться по сужающейся долине, вдоль левого берега реки, текущей теперь совсем близко к заснеженным вершинам Кок-Шаал-Тау.


через 20 километров река уходит в Китай


теперь дорога пойдет по левому берегу

На западе, позади нас, над Аксаем висит огоромная черная туча – мы слышим раскаты грома и это только подталкивает к тому, чтобы быстрей крутить педали. Но вскоре грунтовка сворачивает на юг, прямо к дождевым облакам, висящим над Ат-Баши и некоторое время приходится бороться с сильными боковыми порывами ветра, а колючий холодный дождь только усиливает неприятные ощущения.


Кок-Шаал остается позади, слева - массив пика "4942"

К счастью, через пол часа дождь заканчивается, и, хотя над головой еще висят серые клочья облаков, снежные пики на южной стороне Аксайской долины уже освещены мягкими лучами вечернего солнца.


впереди виден перевал Тюз-Ашу, но дорога сворачивает вправо

Час спустя справа от нас остался Чатырташ - поселок из трех домов. Здесь грунтовка свернула на север и мы углубились к подножиям восточной части хребта АтБаши. Дорога идет с небольшим набором высоты - около 12 метров на километр, хотя встречаются и относительно крутые, до 10%, взлеты и спуски.


свернув на север, мы опять встретили яков

Вновь повстречав яков и стада коров, мы добрались до погранзаставы "Кынды".

"Эуээыуу… ээууээй…" - всполошился часовой на вышке, но, невзирая на поднятую "тревогу", у ворот на КПП еще минут десять никто не появлялся. Наконец, вышел дежурный по части, и отправился с Денисом "записывать нас в журнал", а я занялся выведыванием полезных сведений у подошедшего бригадира дорожно-эксплуатационного участка(ДЭУ).


на юге остается хребет Кок-Шаал-Тау, справа - массив вершины "4650"

Интересно было знать, как далеко отсюда до минеральных источников Арашан, и, кроме того, насколько близко сам перевал Кынды.

- Сколько вам платят, чтобы вы здесь ехали?! – все никак не мог понять наших пристрастий бригадир, попутно объяснив, что до Арашана, как и до перевала около десяти километров, правда в разных направленниях.

Уже темнеет и мы решаем разбивать бивак, а утром съездив к источникам, отправиться к перевалу. Особо хорошего места для стоянки найти не удается, так как, кроме заставы и ДЭУ, поблизости распололожился импровизированный поселок рабочих золотодобытчиков – здесь добывают металл открытым способом, вымывая его из породы. Результат работы по добыче золота удручающий – дно ручья, текущего с перевала и окружающие склоны превращены в черные кучи мертвого грунта.

Отъехав около километра назад от всей этой цивилизации, ставим палатку в низине около небольшого ручейка, текущего среди красноватых песчано-глинистых сопок. Опять начинается дождь…


Пятый день. минеральный источник Арашан, перевал Кынды, поселки Босого, Акмуз. г. Нарын

В восемь утра, проведя привычный ритуал "подъем-завтрак-сборы", вытаскиваем велосипеды на дорогу и, пытаясь согреться, напряженно работаем ногами, лавируя между луж, подернутых тонким слоем льда. Всю ночь опять поливал дождь, а к утру температура опустилась ниже нуля и даже солнечные лучи не сразу отогревают промерзшую почву.


долина Арашан

Поворот на Арашан находится перед заставой, как раз напротив поселка рабочих. Даже присутствует потертый указатель, показывающий в сторону такой же потертой грунтовки. Через 10 километров дорога пересекает по мосту болотистый ручей и упирается в развилку – направо, вслед за телеграфными столбами убегает ниточка, ведущая к погранпосту, а слева открывается вид на широкую долину. В какой стороне источники, никто из нас не знает, и Денис пошел к стоящему неподалеку "жигуленку", чтобы разузнать дальнейший маршрут.


минеральный источник

"Визит к жигуленку" приносит нам полезную информацию о необходимости поворачивать налево. Водитель и пассажиры – пограничники – расположившись на солнечном склоне, отмечали бурными возлияниями "начало нового дня". Наверное, хорошо, что нам с ними не по пути.

Два километра по раскисшей каменисто-глинистой дороге, и мы оказываемся около большой беловатой террассы солевых отложений. А у самого склона – несколько выложенных камнями больших ям, откуда с шипением вытекают целые реки настоящей минералки, которой мы тут же наполняем бутылки и фляги.


Денис - парикмахер

Вода теплая, 18-20 градусов и, пользуясь замечательной возможностью, устраиваем небольшой "банный час", заодно оказав парикмахерские услуги подошедшему аксакалу.

И тут мы снова стали жертвами гостеприимности местных жителей. Благодарный дед, ни слова не говорящий по-русски, жестами зазывает нас в гости, намекая при этом, что отказаться ну никак нельзя. Отведав кумыса, сузьмы, чая с лепешками и сливками, буквально выползаем из юрты. Уже одинадцать и стоит поторапливаться – над окружающими вершинками начинают скапливаться серые обрывистые клочья, предвещая дожди. Дорога к этому времени успевает подсохнуть и, распугивая сотни кузнечиков, заполонивших невероятным образом все вокруг, мы мчим назад к погранзаставе.

Отметившись за предыдкущие два дня на пяти пограничных пограничных постах и заставах, мы уже склонны были считать пограничников чуть ли не лучшими людьми, населяющими эти места, но неприятный конфликт, возникший перед перевалом, заставил нас настороженнее относиться к людям в форме.

"Ага – теперь понятно, почему погранцы на заставе, несмотря на выходной день, чуть ли не всем составом топились у ворот части в выглаженных кителях и начищенных ботинках" - подумал я, когда мы лоб в лоб повстречались с двуми "Уазиками" с военными номерами. Два подполковника, полковник и капитан, представившись нам командованием Нарынского погранотряда, попросили предъявить документы, а когда последние оказались у них в руках, заявили, что мы якобы нарушили правила пребывания в пограничной зоне, не отметив пропуска у них заранее.


так выглядели наши прпуска

- Так ведь же наши пропуска выданы по форме, не обязывающей отмечать их в погранотряде! – начал возмущаться я.
- Еще слово и поедете с нами! А так только паспорта заберем, придете за ними в Нарын через три дня. – парирует "подпол".
" Ну что ж, тактика у них отработанная" - думаю, и все же начинаю задавать вопросы – почему именно такие правила и в чем разница между различными формами пропусков. Далее следуют тирады о нашей нерадивости, о бестолковости МВД, выдающего пропуска и, в конечном итоге, нам возвращают документы с предложением "в другой раз обязательно заехать в погранотряд". Начинается дождь...

Пограничный пост на перевале Кынды (3400 м) хоть и представляет собой одинокую будку, оборудованную печкой-буржуйкой, но зато солдаты здесь дежурят с автоматами. Настоящий контраст с тем же приграничным Кельсу, где единственным оружием сержанта Кубы, являются охотничий нож, да дубинка. В будке тепло и дымно, кажется, весь дым из печки идет внутрь – сержанту, вписывающему номера наших бумаг в журнал, судя по всему этого мало и сигарета в зубах усиливает маскировочную завесу в помещении.

Ну вот и начинается спуск в Ат-Башинскую долину. Здесь сухо – тучи остались на южной стороне перевала. Мы обогнули хребет, и теперь будем ехать на запад, к поселку Ак-Муз, но сейчас еще предстоит спуститься в долину. Несколько сотен метров больше идем пешком – дорога настолько размыта, что ехать, даже на пологих, 6-7%, участках невозможно. Но зато потом основная доля серпантина представляет собой просто отличную, гладкую грунтовку, на которой можно разогнаться и до 60 км/ч.
Тем не менее, стараемся не разгоняться более 30 км/ч. Можно, конечно, и до сорока или пятидесяти. Но это не асфальт, в котором больше уверенности, да и любое падение на спуске может иметь более серьезные последствия, нежели на ровном участке.


перевал Кынды

Поэтому, учитывая, помимо прочего, определенную автономность нашего похода, мы устанавливаем некоторые пределы скорости, котрые хоть и не лучшим образом сказываются на временных показателях, но снижают вероятность травмы или поломки, что для нашего минимального размера группы более чем важно.

Теперь, когда перевал позади, нас здорово трясет на гравийке перед поселком Беш-Бель-Чир, представляющем собой два дома у обочины. Жалея себя и велосипеды, потихоньку катимся со скоростью 10-12 км/ч, несмотря на заметный уклон в 2-3%, когда от одного из домов отделяются две черных точки – огромные рычащие псы чуть ли не километр бегут за нами, заставляя немало прибавить в скорости, и отстают только у моста через речку Балыкты.


у слияния рек Балыкты и Ат-Баши


дорога идет высоко над рекой

Вскоре перед нами открывается вид на верховья долины Ат-Баши, а дорога сворачивает на запад и вьется вдоль берега реки, то поднимаясь по склону над отвесными берегами, то спускаясь к самой воде.


урочище Босого

К обеду тучи успевают перевалить через хребет и за поселком Босого сильные порывы ветра уже доносят до нас крупные капли дождя, а вскоре начинается настоящий ливень, хотя совсем рядом, на другом берегу реки, светит солнце. И без того колючий холодный дождь быстро сменился градом, а через десять минут также стремительно закончился, как только мы добрались до моста через Ат-Баши.


на мосту через Ат-Баши

Сняв теплую одежду и немного обсохнув, решаем до наступления темноты добраться до Нарына и, оставив склоны хребта позади, едем в сторону сухих предгорий перевала Кызыл-Бель.

Двадцати пяти километровая гравийка от реки до аила Ак-Муз так разбита, что напоминает скорее слаломную трассу, а не сельскую грунтовку – так часто приходится петлять между ямами и рытвинами. Временами положение спасает колея, идущая рядом, которую весь проходящий транспорт использует вместо пришедшей в негодность основной дороги. Вот и маленький одноэтажный поселок с небольшой мечетью у окраины и следами асфальта на центральной улице. Табличка с надписью "милиция" показывает в сторону какого-то развалившегося сарая, а свора дворовых собак с радостным лаем сопровождает нас до последних домов.

Сразу за Ак-Музом, миновав поворот к поселку Ат-Баши, устраиваем небольшой перекус, совмещенный с элементами ориентирования на местности. До Нарына, судя по карте, еще 35 километров, из них около двадцати приходится на подъемы – дорога поднимается по подножиям одноименного хребта к перевалу Кызыл-Бель. До наступления темноты еще три часа и мы решаем добраться до города сегодня же.


панорама хребта Ат-Баши с севера

 

На подъеме около кладбища ко мне подъезжает на стареньком велике какой-то местный паренек и живо начинает что-то спрашивать по-киргизски.


Аил Ак-Муз. Кладбище. Город мертвых... город живых

Диалога у нас не получилось – из нескольких фраз я понял только вопрос о том, куда мы едем, у собеседника же моего, с русским тоже оказалось неважно. Хотя, надо отметить, знание языка вовсе не является барьером общению в этих местах. Пол часа спустя нас уже угощал кумысом и приглашал в гости мальчик-чабан, ни слова не говоривший по русски, но ничуть не стеснявшийся этого момента.


южнее перевала Кызыл-Бель (2484)

На семнадцатом километре от Ак-Муза дорожные столбики, ведущие счет от Торугарта, заканчиваются – мы прощаемся с грунтовыми дорогами и выезжаем на трассу Нарын - Ат-Баши. На ближайшем к дороге возвышении виден большой, заметный издалека, силуэт президента Киргизии – так здесь отмечен наивысшый участок дороги. Сам перевал Кызыл-Бель расположен на меньшей высоте (2484 м) и нам предстоял пятикилометровый спуск по довольно живописной долине, а затем такой же подъем.

На перевальной седловине, где мы остановились, чтобы закрепить сигнальные фонари – стало смеркаться – стоит небольшой вагончик-хибара. Пацан, выскочивший оттуда, без лиших слов сразу стал просить у меня пять сомов, получив которые, обрадовался и убежал в дом. А через пару минут показался оттуда в сопровождении почтенного возраста старушенции и принялся "окучивать" Дениса, рассказав ему, что живут с бабушкой они здесь одни.

Попрощавшись с обитателями хибары, медленно едем вниз. Трехкилометровый участок перевального взлета со стороны Нарына – обычная гравийка, где каждая проезжающая легковушка поднимает такие клубы пыли, что приходится съезжать на обочину и останавливаться. Наконец, начинается асфальт и остаток пути нам остается только жать на тормоза.

К сумеркам, под заунывные звуки молитвы, доносящейся из мечети, мы въехали в Нарын, кажущийся после Аксайских сыртов прямо таки центром цивилизации. Уже в темноте, немного помыкавшись, нам удалось разыскать дом Маримы – плутая по узким переулочкам мы встретили ее на улице, идущую за водой. Тоже удача.

 

Шестой день. г. Нарын, ущелье Кара-Ункур

Непривычная тишина в доме Маримы поднимает нас на ноги уже к семи утра. Легко позавтракав, отправляемся на небольшую экскурсию по Нарыну - в наши планы входит посещение переговорного пункта и приобретение фотопленки. К девяти часам город уже весьма оживлен, особенно в центральной части, которая находится на левом берегу реки - здесь даже есть два троллейбусных маршрута. Поторопившись "отщелкать" четыре кассеты за пять дней, я остался с тремя кадрами в фотоаппарате – пленки в Нарыне не нашлось. Теперь мы направляемся в северо-западный район города, к выезду на Балыкчи.

Гладкий асфальт воспринимается как праздник после рытвин и бездорожья Аксайской долины и относительно крутой двухкилометровый взлет мы проскакиваем, не замечая. Затем дорога плавно поворачивает на северо-запад и нас ждут двадцать пять километров ровной, практичеси без подъемов и спусков, трассы. Движение транспорта здесь довольно интенсивно – раз в две-три минуты мимо пролетает излюбленный местными водителями 412-й, реже навстречу идут огромные "фуры", груженые металлоломом.

За поселком Оттук горы приближаются к дороге и, через пять километров, мы уже поднимаемся по ущелью Кара-Ункур. В южной части долина относительно широка и мы видели массу мест, пригодных для организации биваков. Вдоль реки здесь растет низкий, преимущественно кустарниковый, лес, в котором может и стоило остановиться, если б нам не надо было спешить вверх. Через десять километров подъема ущелье становится голым, но не безжизненным. Вот, рядом с указателем поворота на Сон-Коль, несколько юрт. Тут же – импровизированный прилавок у дороги с пивом и сигаретами. Многие группы туристов проезжают на озеро именно по этой дороге и маленький бизнес местных жителей тут имеет выраженный сезонный характер. Выше, перед перевалом Долон расположен настоящий маленький городок из вагончиков и юрт, представляющих собой маленькие "забегаловки", в которых кормятся проезжающие водители и пассажиры.

Пятистами метрами выше поворота на Сон-Коль мое внимание привлекает грунтовка, уходящая через понижения в подступающем хребте на восток. Достав карту, делаю прикидки, что по ней можно попасть "через горы" к поселку Эчки-Баши, который мы миновали два часа назад. У нас "пятикилометровка" и многих небольших дорог на ней просто нет. Впрочем, путешествуя по этой маленькой стране, можно найти множество таких полузаброшенных грунтовок, дающих возможность прокладывать интересные и уникальные маршруты.

До перевала Долон остается всего около восьми километров, когда мы решаем останавливаться на ночевку. Сам подъем на перевал представляет собой крутой, около 15%, гравийный участок и лезть затемно на высоту 3000 не так уж и хочется. Верхняя часть ущелья Кара-Ункур не очень то богата потенциальными бивачными местами, поэтому мы возвращаемся на пол-километра назад, к небольшому логу, уходящему на запад от основного ущелья (недалеко от 293-го километра по дорожным столбам). Тут удается выбрать площадку у редких елей на верхней границе леса. Шум автотрассы практически не слышен, но за водой, однако, приходится спускаться к реке у самой дороги.

 

Седьмой и восьмой дни. перевал Долон, г. Балыкчи, г. Чолпон-Ата

Утром мы позволили себе отоспаться и вышли на трассу лишь к девяти часам, когда движение уже стало достаточно оживленным – со стороны Нарына уже потянулись вереницы машин.

За три километра до перевала, у группы вагончиков-кафе, асфальт заканчивается и дорога поворачивает налево. На восток, в другую сторону, неясно как далеко, уходит заросшая грунтовка. Видимо, это одна из многих заброшенных дорог, сетью которых опутаны отроги Терскея. Что-то об этой грунтовке говорил водитель Коля, везший нас в Нарын: то ли раньше там находился какой-то завод, то ли колхоз.Теперь же, по его словам, там уже ничего нет.


спуск с перевала Долон (3038)

В одинадцать часов, тщательно проверив тормоза и протянув все до единого болтика, мы начали спуск с перевала Долон (3038 м). На участке трассы Долон-Балыкчи мы надеялись не потерять мого времени, ведь казалось бы - не забывай тормозить, да и только. Однако, тормозить не пришлось – через пятнадцать километров, после того как позади остались повороты на Сон-Коль и Арчалы, погода резко меняется и сильные порывы ветра превращают спуск в тяжелую "пилежку"…

Вот, наконец, дорога вышла из ущелья в широкую долину Кочкорской впадины. Здесь, несмотря на высоту около двух тысяч метров, довольно мягкий климат. Долина закрыта с севера отрогами хребтов и даже зимой, в солнечную погоду тут настоящая весна. Местное население живет в основном за счет содержания скота и выращивания картофеля.

Вот поворот на восток и ветер стал дуть сбоку, не так сильно сопротивляясь нашему возвращению. Но не только горы и воздух старались задержать нас – на выезде из ущелья прямо на дорогу выпрыгнули две огромных кавказских овчарки и с огромной скоростью устремились за мной и Денисом. К счастью, через пару сотен метров собаки потеряли интерес к преследованию и отстали..

Перед поселком Кочкор мы сворачиваем вправо на объездную трассу, огибающую аил с юга. Она идет по тополинной аллее вдоль ярких полуразрушенных отрогов Терскея, а за поселком снова соединяется с дорогой, проходящей через населенный пункт. Постояв на этом своебразном перекрестке – отсюда транспорт идет в Нарын, Кочкор, Балыкчи и на запад, к перевалу Алабель - отправляемся на дальнейшую борьбу с ветром, который то усиливается, то затихает, давая возможность хоть на минуту расслабтиться и не крутить педали.


Орто-Токойское водохранилище

К пяти вечера впереди открывается замечательный вид на Орто-Токойское водохранилище, построенное на реке Чу в 1957 годy. Стратегически, здесь наиболее выгодно делать стоянку – на берегах достаточно удобных мест, удаленных от трассы, а в хорошую погоду можно и поплавать в теплой пресной воде. Тем не менее, мы совершаем тактический промах, решив сегодня же добраться до пригорода Балыкчи, и разбить бивак около реки Чу.


трасса Нарын-Балыкчи

Еще час шустрого темпа и на севере появляется голубая полоска Иссык-Куля, а дорога раздваивается – направо уходит прямая срезка до села Оттук на побережье, мы же проезжаем прямо, к реке Чу. Наконец-то стих ветер, чаще замелькала дорожная разметка, отражаясь в зеркальном покрытии ветрозащитных очков. Успеть бы до темоты.

У маленького поселка на обочине сидят взрослые и дети. Абрикосы – сорок сом за ведро – основнойтовар на импровизированном базарчике. Завидев нас издалека, дети вскакивают, машут руками и внятно матерят нас на киргизском. Аксакалам, сидящим у ведер с фруктами, это нравится – они смеются, видимо, восхищаясь "отчаяности" своих внуков. И не понимают, насколько чудовищно цивилизация исковеркала бытовую культуру гостеприимного киргизского народа.

Потеряв пол часа на замене проколотой камеры, начинаем безуспешные поиски подходящего места для бивака. Увы – альтернативой колючим зарослям и заболоченным берегам являются только кучи бытовых отходов и какого-то неопределенного хлама. Ощущая туманность перспективы остаться на ночевку у берегов Чу, решаем добраться до Балыкчи, благо осталось всего лишь около десяти километров.

Тем временем, моросивший уже пол часа мелкий дождик превращается в настоящий ливень – мокрые и злые мы подъезжаем к автовокзалу в половине девятого. Ни в Чолпон-Ату, ни в Алма-Ату уже не уехать – лишь какие-то мрачные фигуры расхаживают под уличными фонарями.. После предпринятых маневров по поиску предложений недорогого ночлега, перед нами предстает угловатых форм детина, с ходу называющего число "150".

- За двоих? – спарашиваю я.
- Нэт, за одного! – отвечает мужик.
- Сто – говорю я, на чем мы и завершаем торг.

С трудом затащив велосипеды с багажом на четвертый этаж небольшого панельного дома, осторожно осматриваем жилье. Мужик удаляется с обещанием принести через пять минут постельное белье, а мы тем временем переживаем небольшой шок от созерцания иннтерьера этой "гостиницы". Ясно одно – за сто сомов с носа мы с большим комфортом переночуем и на улице под проливным дождем…

- Ээ.. Уэ! Эау! Ааэ! – с недоуменными криками нас догоняет на улице "хозяин".
- До свидания – говорю ему – за сто сом хотя бы жилье в порядок приводить надо.
- Ээ! Скидка будет! Семьдесят пять давай! – разочаровался мужик.

Мы уезжаем. Муниципальная гостиница в Балыкчи находится на ремонте и единственным вариантом найти крышу на ночь является железнодорожный вокзал. Найти последний в кромешной тьме удается с огромным трудом, зато компенсацией блужданий по мокрым закоулкам стала невысокая (49 сом) цена вокзальной гостиницы и относительный уют.



Сергей, наш знакомый из Чолпон-Аты


Ежевика в саду

8 день. г. Чолпон-Ата

Мелкий моросящий дождь и затянутые облаками хребты – такое унылое утро встретило нас в день возвращения в Алма-Ату.

Однако, первым делом мы отправляемся на автовокзал и добираемся на "маршрутке" до Чолпон-Аты, где в небольшом дачном поселке около города нас ждет Сергей. Еще в прошлом году, спустившись с перевала Кок-Ойрык, мы встретили этого приветливого доброжелательного человека, а разговорившись, узнали, что он также увлечен велосипедными путешествиями, фотографией природы Киргизии.


каменные изваяния

В этот же раз, по предварительной договоренности, в нашем распоряжении целый дачный домик с плодоносящим садом и баней. Кроме того, в десяти минутах ходьбы находится "музей под открытым небом", где была расположена стоянка древних кочевников.


петроглифы на камнях; северо-западная окраина Чолпон-Аты

Тут есть и петроглифы на камнях и каменными изваяниями. Теперь, после набивания желудков абрикосами, ежевикой и яблоками, наш путь лежит к Чолпон-Атинскому автовокзалу, откуда мы и уезжаем в Алма-Ату.

 

 

 

 


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100