Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Анатолий Джулий, г. Москва

Раздвигая границы возможного…

Начиналось все, конечно, очень давно. В 19-м веке… А может и раньше. Вряд ли стоит разделять раннюю историю туризма и альпинизма, так как даже восхождения в те годы имели неизбежную предварительную часть подъездов и подходов, соответствующую зачастую отнюдь не простому горному походу…


Перевал 1Б и перевал 3Б*


Но именно спортивный туризм начался с момента появления спортивной классификации походов, то есть с 1949 года. Забавно читать разрядные требования тех лет. Горного туризма нет. Пеший, водный, вело и лыжный. Категорий всего три. Мастер спорта – 10 походов, не менее 3-х видов туризма, летом и зимой. Из них по 4 единички, двойки (по две (участие-руководство) летом и зимой) и 2 тройки (летом и зимой). Серьезные, кстати, требования. Но уже в 53-56-е годы добавились еще две тройки (требования возросли до 12 походов). И кроме 3 видов туризма еще и не менее 3-х географических районов (это требование неплохо бы вернуть). Действовало это до 60-го года (то есть, до моего рождения). Но в 57-м добавился вид туризма – горно-пешеходный или горно-таежный. В 61-м он переименовывается в горный. То есть можно считать, что горный туризм в чистом виде появился только в 1961 году. Тогда же, в 61-м, добавилась еще одна категория походов – и их стало четыре, но видно в силу каких-то непонятных обстоятельств не 1, 2, 3, 4, а 1, 2, 3а, 3б.


Перевал пролетарской печати 3А (до 2001 – 3Б) (Ц. Тянь-Шань) с севера и с юга. Впервые пройден в 1930 году. Повторно – в 1965 и 2001

В 62-м году появляется почти похожая на сегодняшнюю классификация – походы 1-5 к.с. Но высшая категория перевалов в горных походах – 2Б, в пятерке их должно быть 2 шт., а всего перевалов – пять. То есть, по действующим сегодня правилам это практически номинальная четверка. С 65-го у мужчин на мастера спорта – две пятерки руководства. Но: кроме категорированных походов у мужчин обязательно руководство 25 походами выходного дня – ПВД (у женщин – 20). Фактически это означает, что до середины, а то и до конца 60-х горный туризм все еще находился в «зачаточном состоянии». Но не следует забывать, что в этих «номинальных четверках» проходились и перевалы 3А-3Б к. тр.

И только в 77-м году в нормативные требования к походу 5 к. тр. добавилась обязательная 3А (1 шт.). Соответственно, минимальное количество перевалов в 5 к. тр. стало 6, из которых не менее 1 шт. 3А, 2 шт. 2Б и 1 шт. 2А. И добавилась 6-я категория (не менее 6 перевалов, из которых 1 шт. 3Б, 2 шт. 3А, 1 шт. 2Б и 1 шт. 2А). Существовало и ограничение «сверху» – в 5-6 к.с. не более 7 перевалов, не более 2-х перевалов 3А в «пятерке» или 3Б в «шестерке». Обосновывались такие ограничения обеспечением безопасности.

Но если исходить из того, что спортивный туризм – это участие в соревнованиях, а не просто походы, то непосредственно спортивный горный туризм начинается в 67-м году – с первым Всесоюзным конкурсом на лучший поход, который в 79-м году превратился уже в полноценный Чемпионат СССР. Но, возможно, в период 49-66 годов проводились какие-то региональные конкурсы походов – на этот счет мне пока никаких сведений найти не удалось.

Так с чего же все начиналось? Московская библиотека в целом дает срез оценки маршрутов, характерных для всего СССР. Посмотрим наиболее впечатляющие.

За период до 1960 года в библиотеке есть много горных отчетов, но большая часть из них – альпинистские. Напомню – горные походы появились только в 61-м. Так что здесь все имеющиеся отчеты о походах включают всего несколько перевалов и особого интереса в спортивном плане они не представляют. И это, в основном, пешие маршруты, т.к. горного туризма еще не было. Интересно, но в каталоге библиотеки я не нашел походы 3а или 3б категории сложности. Очевидно, хорошо сделанные отчеты тоже появились только с рождением Чемпионатов… Посмотрим памирский поход (рук. Ковалева Л.) – здесь уже указана 5 категория сложности. Маршрут 59-го года, очевидно, уже тогда готовили вариант классификации до 5 к.с., утвержденный в 62-м. Нитка: Рушан – р. Биджраф-дара – перевал в долину р. Родоц-дара (5050 м) – пер. Биджраф – р. Рашт-дара – р. Язгулем – пер. Лянгар – р. Ванч.

То есть, до 60-го года какой-то полноценной классификации горных походов фактически не было. Особо анализировать этот период под углом именно спортивного горного туризма не имеет смысла, учитывая сам факт появления горного туризма (61-й год).

Теперь посмотрим лучшие походы в период 60-65 г.г. То же выборкой из библиотечного сайта.

Петрин С.В., Томск, 1963, Тянь-Шань. В поисках перевала Пролетарской печати. Баянкол – пер. 4500 (это вероятно перевал Семенова 1Б) – лед. Семенова – пер. Штюрмера (это перевал Мушкетова 1Б) – лед. Мушкетова – пер. Томичей 3Б пп – лед. Сев. Иныльчек – оз. Мерцбахера (2Б) – пер. Тюз – р. Сарыджаз. 5 к.с.


Перевал Томичей 3Б с севера и с юга. Впервые пройден в 1963 году

А в 65-м под его же руководством был пройден неплохой маршрут по Памиру: пос. Ванч – пер. Гуджаваси (это вероятно перевал Гуджовасай 1А) – р. Язгулем – пер. Язгулемский 2Б – пер. Абдукагор 2А – лед. РГО – пер. Кашал-Аяк 2Б – Алтын-Мазар – пер. Терсагар – Дараут-Курган. 5 к.с.

Или вот несколько походов Н. Волкова в 64-65 годах, 5-й к.с., с указанием современной категории перевалов, (в скобках – какой она считалась тогда):

1964 г.: р. Иныльчек – пер. Путеводный 2Б (3А), пп – пер. Шокальского 2Б (3Б), пп – рад. пер. Броненосец 2Б, пп – пер. Тюз 1Б – р. Сарыджаз.


Перевал Шокальского 2Б с запада и с востока. В 60-х – 3Б

1965 г.: р. Баянкол – пер. Ашутор – р. Сарыджаз – пер. Семи Москвичей 1Б пп – пер. Пролетарской печати 3А (3Б) – лед. С. Иныльчек – пер. Одинадцати 2Б (3Б). Это было второе прохождение перевала Пролетарской печати, через 35 лет после первопроходцев. Интересный перевал. Непонятно, почему его так редко ходили, ведь рядом и Пирамида, и Томичей и др., которые проходились гораздо чаще. Даже впервые пройденный в соседнем цирке перевал Снежная лестница 3А в 1991 году был позже пройден уже не менее 4-х раз. А Пролетарской печати третий и пока последний раз был пройден в 2001-м. А более сложный перевал Томичей – уже раз шесть-семь. И перевал Мраморная стена 3Б – скорей всего, самый сложный в хребте Сарыджаз – пройден уже 5-6 раз. Причина очевидна – единственный вариант при заходе с севера получить акклиматизацию с ночевкой выше 6000 м. Если дальше планировать какие-то траверсы в хребте Тенгри-Таг – действие практически необходимое.


Перевал Мраморная стена 3Б с юга. Седловина – левый край верхнего плеча в. Мраморная стена (в центре). Этот левый край - пик Плато 6100, через который и проходится перевал. Прохождение – 4 дня..

Собственно, и в альпинизме ситуация схожая, правда разряды появились несколько раньше, в 1946-м, а Чемпионаты СССР – в 1949-м. Из этого очевидно, что спортивная составляющая альпинизма заработала в полной мере только с 1949-го года. А в туризме – еще позже. Все эти маршруты, пройденные в период до середины-конца 60-х, являлись скорее исследовательскими, чем спортивными, да и планировались именно в таком ключе. Анализируя, например, классификатор вершин, легко в этом убедиться – на сотню восхождений классификатора на период до 50-го года приходится 1-2 восхождения, да и те сложностью в основном до 3Б, лишь единичные более сложные маршруты. А в туризме эта же картина наблюдается почти до конца 60-х. Но «золотой век» (скорее, десятилетки) что альпинизма, что туризма (советского и российского) – это несомненно 70-80-е годы прошлого века. И немного 90-е. На этот период приходится как раз основная часть первопрохождений – опять же, по классификатору вершин – не менее 80, так же и в туризме. К концу 70-х (1977) выравнивается и классификация походов в туризме. То есть, становится более похожей на современную. Если смотреть отчеты первых лет с конкурсом на лучший поход, получается, что наличие одного сложного перевала (3А-3Б) автоматически превращало поход в высшую (5-ю) категорию сложности, независимо от всего остального. Вот несколько ниток 5 к.с. 67-го года:

Н. Никонова, Москва, С-З Памир, к. Поймазар – лед. РГО – пер. Кашал-Аяк 2Б – лед. Бивачный – пер. Крыленко-Блещунова 3А (3Б) – лед. Гармо – лед. Ванчдара – пер. Пулковский II 1Б – к. Поймазар.

В. Попчиковский, Москва, Фанские горы, Алаудинские озера – пер. Седло Бодхоны 2Б – пер. Гусева-Мухина З. 2Б – р. Казнок – пер. Казнок 1Б – Алаудинские озера – пер. Талбас 1А – пер. Алаудин н/к (1А) – пер. Адамташ 1Б (2А) – Куликалонские озера. Какой-то из перевалов (Алаудин или Адамташ) очевидно радиально.

Но реально, с учетом действующих нормативов, впечатлил маршрут под руководством Ю. Федотова, Ленинград, на Кавказе в 1968-м: а/л Цей – траверс пер. Родина–пер. Уларг 2Б – пер. Ронкетти 2Б* (3Б) – пер. верхний Мамисон 1Б пп – пер. ЛКТ 2А* (2Б) пп – пер. Цей-Тбилиза 3Б – пер. Цей-Караугом 3А (3Б) – с. Стур-Дигора – пер. 50 лет ВЛКСМ 3А пп – пер. Курноят – Балкария. Этот маршрут уже вполне похож на современные походы высшей категории сложности. В те годы таких походов практически не было, что закономерно с учетом действующих тогда требований.

В 69-м похожая картина – большинство походов 5 (высшей) к.с. – 3-5 перевалов, но некоторые маршруты очень похожи на современные – возможно, именно они организовывались уже как спортивные, то есть ориентированные на конкурс на лучший поход. Например, маршрут Городецкого, 1970, Фанские горы, 5 к.с.: Куликалонские озера – пер. Алаудинский – пер. Чапдара – пер. АКМО (седло Чапдары) 3Б пп – пер. Седло Бодхоны 2Б – пер. Карагандинский 2Б – пер. Жигули 3А (3Б) – пер. Юбилейный 2А (2Б) – пер. Самарский 2Б – пер. Двойной 1Б – пер. Москва 1Б (2А) – пер. Седло Пушноват 1Б* (2А) – пер. Кишиневкий 1Б – пер. Казнок 1Б – Алаудинские озера. До современных походов 6 к.с. он немного не дотягивает, но пройденные определяющие перевалы – очень неплохой набор. Ну, а как пятерка – даже по нынешним правилам вполне достаточно пройдено.

В 1970-м второе место в конкурсе на лучший поход (первым должен был быть поход Бритарова) занял поход А.Ф. Харченко, Москва, по Памиру. Правда понять такое участие мне сложно, так как это отчет экспедиции из пяти групп, которые изучали возможности западной части хребта Петра I, прошли радиально, насквозь или только разведали более 20 перевалов. Для спортивного туризма как-то не воспринимается коллективное участие в конкурсе целой экспедиции из 5 групп составом более 40 человек. Чтобы понять это, нужно как-то разобраться в правилах этого конкурса в те годы. Просто в моем понимании будь это конкурс или чемпионат – в нем должны участвовать отдельные команды, а не пять команд в виде одного участника. Такое же второе место в конкурсе 1970 г. заняла экспедиция Н. Волкова, тоже на Памире, но в районе лед. Грум-Гржимайло. Сама экспедиция состоялась в 1969. Две группы, одна из Москвы, одна из Красноярска. Но что интересно, в напечатанной части отчета год прохождения экспедиции нигде не указан. Год написан только на титульном листе, от руки. И есть еще запись от МКК, датированная 10.03.70, что, в общем, подтверждает год прохождения (1969). Вероятно, Городецкий и Харченко участвовали в следующем конкурсе, т.к. у них отметка МКК датирована мартом 1971-го. Скорей всего первые конкурсы проводились по прошлогодним отчетам, потом стало понятно, что это не совсем правильно и перешли на конкурс с годом проведения самих походов. Так и получилось два конкурса за 70-й год.

Но лучшим в 70-м году был маршрут Бритарова из Питера по Памиру, с восхождением на пик Ленина: р. Байгашка – пер. Зулумарт С. 2А – пер. ВМФ 2А пп – пер. Белеули Верхн. 3А пп – пер. Белеули Ц. 3А пп – р. Кумышджилга – пер. ДСО «Спартак» 3А (3Б) пп – пер. Караджилга З. 2Б пп – пер. Скальный 3А пп – пер. Белеули Верхн. 3А – пер. Крутой – пер Тэке 2Б пп – лед. Большая Саукдара – пер. Раздельный+рад. пик Ленина 3Б (3Б+5А) – лед. Ленина – пер. Путешественников – МАЛ. Так, на минуточку: одна спортивная команда – и 12 перевалов, в основном первопрохождения и 5 групп экспедиции Харченко А.Ф. с результатом 23 перевала, из которых реально пройдены лишь десяток, часть из которых – радиально. Да, из-за конфликта в коридорах спортивных чиновников первое место в конкурсе на лучший поход, присужденное команде Бритарова судейской коллегией, им не дали. В итоге первое место вообще не присуждалось. Обращаю внимание – даже в перечне лучших походов за всю историю горного туризма этот поход, пройденный в общем-то на заре спортивного горного туризма, будет далеко не последним.

Вот так и «выстреливали» в те годы пускай редкие, но очень неплохие маршруты, как у Федотова, Городецкого, Бритарова…

Так в чем же дело? Почему в туризме все происходило так медленно и долго? Тут, пожалуй, нет ничего неожиданного. Начну с того, что туризм как спортивный с самого начала развивался как самодеятельный. Проще говоря, без финансирования, без какой-то господдержки и т.п. Вроде бы в «одной среде» появился плановый туризм с кучей турбаз и плановыми маршрутами, как бы туристская альтернатива альплагерям. Но какое отношение он имел к самодеятельному спортивному? Да в общем, никакого. Разве что пообедать в турбазовской столовой может кому-то удавалось. Или как-то решить вопрос с транспортом. Да получить значок «Турист СССР», закрывая начальный этап подготовки. Возможно, 3-й разряд. Но главное, конечно – это отсутствие информации. Практически каждый город или регион (область, республика) «варились» в собственной информации в виде накопленных отчетов, немного добавлялось информации межрегиональной, которой обменивались в переписке – и все. Карты или схемы отсутствовали, а те, что были – были весьма сомнительного качества. Более-менее приличные схемы стали появляться где-то с середины 60-х, хорошие, вероятность по которым заблудиться или попасть не на тот перевал была достаточно мала, появились только в 80-х, а совсем хорошие или топографические карты уже только после развала СССР. Само собой, что по тем старым схемам ходить уже известные перевалы без описаний и фотографий было сложно или невозможно. И еще у Льва Васильевича Десинова можно было посмотреть крупный план космических снимков, сделанных с советских орбитальных станций. Это была экзотика… Не знаю, с какого года, мы этой возможностью первый раз пользовались в 85-м. А первый классификатор перевалов, составленный Ю.А. Штюрмером, вышел только в 1973-м. Затем выходили дополнения в 75 и 78 годах, и в общей сложности в этих перечнях было всего 1626 перевалов (против более чем 5000 сейчас). Но издавались они чисто в структуре ЦСТиЭ, для служебного пользования. Рассылались по действующим клубам. А первый общедоступный классификатор, который можно было приобрести через сети книжных магазинов, появился впервые только в 90-м году.

Но это лишь один ворох проблем, с которыми сталкивались туристы, в том числе горные. Вспомним теперь экипировку. По нынешним возможностям все, что было, шло со знаком «минус». Что там было до 60-70-х – лучше и не вспоминать… Но ходили же…

Я же могу вспомнить, что было с конца 70-х (что, в целом, не отличалось от начала 70-х, а возможно и 60-х):

- обувь от копеечного вибрама до лучших образцов советской промышленности – это киевский вибрам с пенополиуретановой подошвой или ВЦСПС-овский вибрам Московской фабрики спортивной обуви. Да, на всякий случай. Вибрамом у нас (в СССР) называли любые ботинки с этой специфической подошвой под названием «вибрам». Ни про какого человека – патента и т.п. касательно этого имени, мы даже представления не имели. Ну и насколько протекторы наших вибрамов соответствовали фирменной подошве – сказать затрудняюсь, но внешне – похоже. Горные ботинки Московской фабрики спортивной обуви шли с приставкой ВЦСПС. В Одессе, например, я ВЦСПС и не видел ни разу (это, конечно, не значит, что их там не было, но новичкам их как-то получить точно было невозможно). Да и в Москве достать его в то время была проблема. Но в 80-х их, возможно, купить в магазине было нельзя, но как-то доставали. Покупали один раз. Потом меняли в прокате (да, во многих городах было такое чудо – прокат туристского снаряжения) – то есть брали на прокат новые, а возвращали после похода свои старые.

Попробую объяснить, что такое представлял лучший отечественный вибрам – одинарный или полуторный. Чтобы он у кого-то сидел на ноге – не слышал. Мы пробовали их разнашивать в Москве, но, на мой взгляд, это лишняя трата времени и здоровья (для ног). Да и брать напрокат на лишние недели сильно накладно. У нас была отработана тактика – выходим на маршрут, с первого дня в ботинках. За пару дней, как правило, на пятке, а иногда еще на лодыжке, образуется кровавый мозоль с открытой язвой (ходить уже очень больно). Дальше мозоль обрабатывается – срезается все, что болтается, толчется в порошок несколько таблеток стрептоцида или другого сульфаниламида, язва и все «мокрые места» засыпаются этим порошком и заклеивается широким лейкопластырем. Да, процедура делается на ночь, чтобы не теребить сразу новую защиту. После чего все – до конца похода вы забыли эту проблему обуви. Но разве это все? Все (без исключения) вибрамы были абсолютно влагопроницаемыми. Боролись с этим тоже кучей методов. У нас (в той среде, с кем мне довелось ходить) наиболее распространенным была пропитка парафином. Разогреваешь духовку (не помню, думаю 50-70 градусов, греешь там ботинки, натираешь свечкой – в духовку, снова натираешь, и так несколько раз. Глицерин еще использовали. Потом появилась гидрофобная смазка в спортивных магазинах, пользовались и ей. Одно могу сказать – что бы вы не делали, это максимум на 3 дня, потом вода побеждает. Как получится просушить – можно снова попытаться пропитать – на солнце или на примусе, свечкой или смазкой (ну, некоторые и салом пробовали). Дополнительная защита – бахилы, я, к примеру, делал из синтепона и парашютного шелка, иногда сверху что-то непромокаемое вроде болоньи. На молнии. Это в основном для высотных походов, когда постоянно в кошках, так как без кошек в бахилах ходить невозможно. Да, это еще плюс три-четыре дня, потом все промокает… Еще одна беда горных ботинок – это расслоение подошвы (которое было невозможно только у киевского вибрама с цельнолитой). Поэтому была еще одна важная процедура – подошву вибрам прошурупить. То есть с каким-то шагом по всей поверхности накрутить шурупы подходящей длины. И еще добавить веса ботинкам. Не трикони, но все равно. Без шурупов подошва могла развалиться за пару дней…


Памир-1992. На п. Гармо (Памир). Пуховка производства г. Фрунзе. Бахилы на молниях, синтепон-капрон.
Штаны-самосбросы, синтепон-капрон. Муравьевские кошки, на левой передние зубья сложены…

И это, конечно, снижало темп прохождения, и нужно понимать, что те, древние походы – без вертолетов, с псевдообувью и псевдоодеждой, протекающими палатками и весьма своеобразным спецснаряжением (конечно, на фоне сегодняшнего, тогда это было лучшее), без карт, без финансирования и прочих без… и не могли быть сильно насыщенными в спортивном плане (имею в виду, конечно, техническую сложность). Но – ходили же. И только благодаря тем походам получилось из этого то, что получилось – спортивный горный туризм.

Такой пример из собственного опыта. Первопрохождение перевала Барьер 3Б* в Восточной части Ц. Тянь-Шаня, 1993 год. Обувь – ВЦСПС, полуторка, плюс бахилы, к старту на перевал еще сухие, но уже протекающие. Выходим в 4 утра, далее снег, лед, скалы, протяженность крутой части в первый день что-то в пределах 900 м, порядка 13 веревок провешено, в общем, проработали больше 16 часов. Это по веревкам. В 22-00 (примерно) начали ставиться на выполаживании ребра, так еще два часа рубили площадки во льду. Веселый был день… Часть пути в кулуаре при обходе нижних скальных бастионов обходили по воде – ручей под снегом… Ноги промокли насквозь. С погодой, правда, повезло – совсем не тянь-шаньская. Второй день солнце. Вот результат – половину следующего дня просто сушились. Не высохли, конечно, это же не внизу на моренке, но хоть как-то. Дальше продолжалось все в том же ключе. Ну, погода потом отыгралась… А будь сегодняшнее снаряжение – так может лезли бы на два дня меньше. Да, подъем на перевал занял 5 дней, и еще 1 день – спуск.

А что же с одеждой? Да примерно то же, что с обувью. В конце 70-х капрон уже какой-то добывали правдами и неправдами. Парашют – это добыча. Неделю распарываешь, но в итоге – в запасах капрон, стропа круглая, стропа плоская 2-4 видов (остатки запасов у меня есть и сейчас). Капрон красишь в цвета имеющихся в продаже красок и шьешь, шьешь, шьешь все, что нужно – пуховки, анораки, штаны, утепленные штаны-самосбросы и т.д. И конечно палатки, шатры и др. И даже страховочные системы. В Москве уже в 80-х можно было достать мерный лоскут разных тканей, брезент-авизент для рюкзаков, капроны разные, в т.ч. каландрированный, и т.п.


Кавказ-89. Экипировка-80-х. Анорак из мерного лоскута каландрированного капрона. Рюкзак из толстого капрона или авизента. Самодельная страховочная система из грузовой стропы. Жюмар одесского производства. Каска, понятно, «Petzl»... Очки такие в продаже появились году в 85-м. То есть, купленного здесь «от промышленности» – только очки (каски не покупали, они добывались другим способом, на стройках)


Тянь-Шань-1993. Ветрозащитные штаны из крашеного капрона. Полуторный ботинок ВЦСПС. «муравьевские» кошки. Пуховый жилет из каландрированного капрона. Ну да, самодельные «фонарики». Веревка уже альпинистская, Коломна. И понятно – самодельные рюкзаки. Здесь от промышленности по-больше – кошки, ботинки, веревки и даже лыжные палки

Прокат – источник снаряжения, в т.ч. веревок, крючьев, молотков, кошек и т.п. То, что не удавалось изготовить/достать самому – брали в прокате. Но добыть можно было многое. В Одессе у нас делали (из того, что есть у меня) кулачки разных конструкций, жумары (дюралевое литье – очень нравились), вроде бы ледобуры какие-то появлялись, в Москве – кошки, айс-фи-фи, ледовые молотки, ледобуры, титановые скальные крючья и еще куча железа, в т.ч. карабины, кулачки и т.п. А веревки тех времен? Обычно это рыболовный фал. По нынешним меркам – суперстатика. Использовали и на самостраховку. Но чтобы она гнулась – надо было часть внутренних нитей вытащить. Для самостраховки доставали и стропу-чулок. В нее заправляли резинку от трусов (или правильнее – для трусов) – и получалась классная самостаховка, которая не волочилась за тобой и не цеплялась за колени при длине порядка 1,5-2 м. И в горах, и на соревнованиях очень удобно. Да, это можно вспоминать до бесконечности, это просто другая жизнь…

Когда роешь пещеру – это всегда холодно. Особенно пока стоишь на коленках, формируя вход и начальную нишу. И работа всегда шла с пересменой – замерз – меняйся, внутри следующий, остальные оттаскивают кирпичи, делают еще что-нибудь (например, кухню, туалет). Но к 98-му году я уже был экипирован по-современному – куртка из гортекса (Mammut), комфортный пластик на ногах (т.е. снаружи непромокаемый), а все остальное – от «Озона» Ларисы Репиной из Ростова-на-Дону – «самосбросы» и «фонарики» из мембраны, двойные рукавицы с верхонкой из той же мембраны. Начинаю рыть пещеру на 5800 (под седлом Хана) – и тут понимаю – я не мерзну. Совсем. И могу копать весь день. Обалдеть… А первые свои капроновые штаны, как они назывались «ветрозащитные», я сшил себе из старого маминого плаща – ткань – «жатка» с какой-то пропиткой малинового цвета… Да, качественный скачок в снаряжении при переходе в капитализм просто потрясающий…На мой взгляд, он гораздо больший, чем все изменения снаряжения до начала 90-х прошлого века.

Ну и палатки… Начало 80-х – это еще «серебрянки» и брезент, во всяком случае, в прокате других не было. Серебрянки некоторые называли «памирками». У нас в клубе «памирками» называли новые палатки, уже цветные, с верхом из каландрированного капрона, которые тоже появились где-то в начале 80-х. Сшиты по лекалу серебрянки, но выглядят красивее. «памирки» – потому, что использовать под дождем невозможно, текут. Только на высоту… А серебрянку называли «серебрянкой». Да, все эти палатки были однослойные.

1984 г., Восточный Кавказ, 5 к.с. под руководством Лены Титковой. У нас две палатки – «серебрянка» (плавательный бассейн) и самоделка – «домик» с двумя тамбурами, двойная (комната отдыха). Надо сказать, что на серебрянку у нас был полиэтиленовый тент, но это мало спасало. Если дождь шел всю ночь, да еще с ветром, в «плавательном бассейне» было примерно 4 см воды – на высоту непромокаемого днища (потом правда проковыряли в нем отверстия и вода более-менее стекала). Утро (если не сильно раннее) начиналось с выкручивания спальников, потом уже можно было собираться… Где-то с высоты 3200-3500 в непогоду шел снег, и ночлеги там получались более комфортные.

Последний раз с серебрянкой довелось ходить в 1986-м, тоже в 5 к.с. с Леной Титковой. «Комфорт» на биваках подтолкнул меня на пошив первой самодельной палатки – это была двойная палатка-домик, похожая на ту, с которой ходили в 84-м. Сшил ее в 3-ку к 1987 году. После этого и вплоть до середины 90-х ходил со своими палатками, как и многие другие. Мой «домик» с тентом из парашютного шелка, пропитанного триплексным стеклом. А через пару лет (примерно 94-95) в продаже появились тентовые ткани, и я «домик» перешил, на треть уменьшив одну стойку (стала похожа на уменьшенный «николаевский шатер»). Последний раз она мне послужила в 96-97-м, на п. Ленина. В 96-м ночевали прямо на седловине пер. Раздельный, трепало ветром здорово. Но все выдержала. Еще у нее были титановые стойки, которые скручивались в 3-х метровый лавинный щуп. В 88-м я сшил первую полубочку и с ней ходил еще пару лет. К Памиру 90-го сделал две новые полубочки, тент которых соединялся в единую «трубу» – получался общий дом на группу 6-8 чел. А с 91-го стали ходить с «николаевским шатром» – великолепным изобретением Виктора Николаева. Макет 1:10 мне тогда подарил Сергей Фомичев. Сшил я их в общей сложности штук пять. В 92-м уже доработал его по-своему, добавив приличный тамбур. Идеален он для группы до 5 чел. Но, если надо – можно запихнуть и 6-7. Да и вес потрясающий – 2,5 кг. Опять же последний раз ходил с ним в 2002-м, в первую экспедицию в Китай. Потом перешли на серийную продукцию, выбор которой стал каким-то безграничным.


Казбекское плато-1988. Почти выставка самоделок. Но затесались и пару палаток-серебрянок


Две самодельные «полубочки» с общим тамбуром. 1992, на перевале ложный Чатын


Наш самодельный Николаевский шатер с дополнительным тамбуром. На перевале Высокий. 1993 г.

Пару слов о триплексе… Вообще триплекс – это трехслойное стекло, широкое применение – это лобовое стекло автомобиля, где два слоя стекла и связующая их пленка, которая не позволяет стеклу рассыпаться при аварии. Ну а мы триплексом называли саму пленку. До развала СССР добыть ее можно было только из триплексного стекла. Я, например, нашел битое лобовое стекло на какой-то свалке мусора и полдня оббивал скальным молотком стекло… Потом пленка нарезалась мелкими кусочками и засыпалась в растворитель 646. Растворялась она там примерно неделю. Остатки стекла, естественно, оседали на дно емкости. Этим раствором пропитывался тент… После развала СССР в появившихся тогда магазинах туристского снаряжения нарезанная соломкой пленка от триплекса появилась в продаже. Чистенькая, без стекла… Потом появились тентовые ткани, и пленка триплекса навсегда исчезла…

Немного о «железе». Промышленность пыталась выпускать многое – и ледорубы, и крючья, в том числе титановые, ледовые и скальные молотки, даже айс-фи-фи (два вида – складные и обычные). Но с ледовыми молотками или фи-фи от промышленности ходить было, мягко говоря… Фи-фи (не складные, складные можно использовать только для лекций) я приспособил для промальпа – идеальный инструмент и реально надежный для лазания по деревьям, которые надо спилить в ограниченном пространстве). Поэтому делали самоделки. И номенклатура самоделок была существенно шире, чем то, что предлагала промышленность.

Кошки. Я, конечно, видел раритетные кованые кошки, четырехзубые. Но мы начинали, конечно, в ВЦСПС-ких 10-зубых, Были они М – это где-то до 41-42 размера ботинок и Б – это уже до 45-46. Крепление – брезентовый ремень с пряжкой. Особая технология шнуровки, чтобы можно было снять даже обмерзшие. Техника хождения требовала специального обучения. Следующий и последний экземпляр от промышленности – это «платформы», уже с «лягушкой» на пятке, называемые, почему-то, «муравьевские». В этих уже можно было ходить по вертикали, хотя качество зубьев… На траверсе Гармо в 92-м мне достался экземпляр с незакаленными зубьями (то есть брак). На чрезвычайно жестком льду пика Гармо передние зубья довольно быстро складывались внутрь, и на крутых участках льда легко было улететь. Я их периодически выравнивал, когда была возможность, и конечно в итоге большую часть просто отломал… Так вот… Лучшие кошки того времени мягкого типа делали сами из стали 30ХГСА. С «ласточкиным хвостом» на передних зубьях. Делали и титановые. А свердловчане выпустили наборные, типа фут-фанги, где-то у меня лежит экземпляр… А первые мои фирменные кошки были «Гривель-рэмбо». Платформы. Встал я на них в первую очередь на соревнованиях. Потом походы… Бог мой – они держат… В любой позе. Можно стоять «на рантах», что в старых кошках просто невозможно. Я к ним сделал еще шпоры и первое время лазил по ледолазным трассам, пока мне не достались кошкоботы от Жени Кривошейцева, это уже в начале 2000-х. Да, для гор последняя любовь – это Гривель G-14. Универсальные кошки, достаточно легкие и абсолютно надежные, и работать можно и на вертикали, и на «отрицаловке», и на пологом льду. Но выбор сейчас – бесконечный…

Ледовый инструмент. Да, промышленность давала нам айс-фи-фи, ледовые молотки и ледорубы. Ну и крючья – ВЦСПС-кие стальные «морковки» и такие же стальные ледобуры. Потом, к закату СССР, появились титановые «Ирбисы» – карабины и ледобуры. Но все это, и в более широком ассортименте и более качественное, делалось самодельное. Айс-фи-фи, реально работающие на льду – из той же стали 30ХГСА или из титана (титановых фиф у меня не осталось). Ледобуры титановые – «валюта» советских времен. Ледовые молотки. Уже к концу 80-х появились молотки с клювом «шакал», у меня такой свердловского производства. Со сменными клювами, в т.ч. под скальный вариант. Но в походы, конечно, таскали айс-фи-фи, одну пару для лидера. Легко и надежно. …Первый мой фирменный молоток был тоже «Гривель-рэмбо». Потом «топ-машина». Потом «монстры». Да, это уже совсем другой инструмент.


Фаны-2003, впереди скалы Б. Ганзы. Здесь, кстати, немало «железа» из 80-х – титановые швелера, часть стоперов и др.

Китай-2006, перед п. В.Топографов. Здесь «железо», только современное, в том числе и то, что «перепало» мне от Жану

В общем, ходили в те времена по нынешним меркам голые, без палаток, без снаряжения и т.д. Как ходили – непонятно. В общем, со «сванской страховкой». Но ходили же, и очень серьезные вещи. И альпинисты, и туристы… А с появлением более современного снаряжения и ростом технического мастерства возрастала сложность маршрутов. И сильно возросла скорость прохождения, в том числе и благодаря современной одежде, позволяющей ходить без риска промокнуть или замерзнуть практически в любую погоду.

Для меня все начиналось в конце 70-х, то есть в 77-78 году. Тогда я пришел в турклуб «Романтик» одесского Политеха. Это были, конечно, первые шаги, о которых в памяти мало чего сохранилось, но базовые знания и навыки были заложены именно там. Нет, в те годы мы совсем не понимали разницу между просто прохождением перевала и первопрохождением. Да и не интересовались этим, не пытались что-то такое найти и спланировать. Только позже пришло понимание, когда уже и сами начали руководить походами, что есть известные перевалы, в последствии сведенные в «классификатор…», а есть первопрохождения, которые еще никому неизвестны. И что те первые походы в 30-50-60-х годах зачастую состояли из одних первопрохождений…

На себе в полной мере колорит тех первых походов наша группа, наверное, ощутила в первой экспедиции в Китайский Тянь-Шань в 2002 году. Когда первопрохождением был практически весь маршрут. У нас, правда, была хорошая карта (генштаба) и современные одежда и снаряжение, но это как раз позволяло делать там сразу поход высшей категории, а не пытаться проводить первичное исследование района.

Да, должен сказать, что все эти вышеизложенные проблемы (и кучи других, здесь не упомянутых) никого особо не напрягали. Ни нас в 70-90-х. Ни тех железных людей, которые ходили раньше – мокрые, промерзшие, с пудовыми спальниками, ватниками, тулупами… Ну да, подготовка начиналась минимум за полгода до похода. Я имею ввиду не спортивную, а всю «бытовуху»:
- подогнать, отремонтировать или сшить бивачное снаряжение
- подготовить личное снаряжение, чего не хватает – сшить или связать, или, в крайнем случае, купить
- добыть/достать/изготовить автоклавы для приготовления еды (автоклавы были только самодельные, а купить можно было набор котелков, сложенных один в другой)
- добыть/достать саму еду (надо сказать, что даже гречку купить было не просто). А мясо? Как делали копченную колбасу? Довольно просто было купить варёно-копченную одесскую колбасу. Но она долго не хранилась, естественно. Дальше ее сушили в холодильнике, где-то месяц. И получалась такая сушенная колбаса, которая за месяц на жаре не портилась. И жевать ее можно было полдня.
- подготовить примуса (у нас это были «Шмели» разных версий или «Огоньки»). А вот новосибирцы из 3-х шмелей делали «Горыныча» – трехголовую горелку. Многие предпочитают ее до сих пор. А вот фирменную горелку MSR мне впервые демонстрировал Валера Хрищатый в 93-м… Купить подобную я смог себе позволить где-то в начале 2000-х
- подготовить бензин (запаять в банки). Надо сказать, что с бензином, а потом с газом мы летали в самолетах где-то до конца 90-х. А потом и в поездах стало сложно провозить.
Потом собирались у кого-то дома, и все это накопленное и изготовленное снаряжение, продукты перевешивались, проверялись, фасовались и т.д.

А еще выпуск в МКК, что тоже было непросто. Особенно если поход заявлялся на Чемпионат. При заявке на Чемпионат документы должны были пройти через ЦМКК. Например, в Одессе для пятерки документы нужно было направлять в Киев, где могли вам маршрут «доработать» (как правило, «покоцать» в сторону упрощения), затем в Москву, откуда вполне можно было получить требования что-то изменить и так по кругу. И все это по почте… Так что выпуск нужно начинать за полгода, иначе к походу можно не успеть. Тем более на Памир, в погранзону, куда надо было получать пропуска – а это для каждого участника в его паспортном столе по месту прописки. Либо на копии маршрутной книжки, либо выписывалось командировочное удостоверение, на котором в милиции ставили штамп. А уж если нужно попасть в погранполосу (это, к примеру, район Хан-Тенгри-Победы) – все еще сложнее. Нужно было подготовить письма со списками группы, маршрутные документы и все это подать с паспортами в центральный паспортный стол не менее, чем за месяц до выезда…

И так, до конца 60-х было пройдено несколько достаточно сложных перевалов. Немного, но начало было положено… Опасный, Одиннадцати, Томичей в хребте Сарыджаз, Шокальского, Путеводный в хребте Иныльчектау. Эти перевалы чисто снежно-ледовые. Но это первые высотные перевалы. Первые высотные перевалы пройдены и на Памире несколькими экспедициями. На Кавказе за этот период также пройдены очень сложные перевалы – Ужбинский, Чалаат, Ронкетти, Цей-Тбилиза и др. А Городецкий в Фанах проходит несколько очень сложных скальных перевалов, причем на подъем по определяющей стороне – пер. АКМО (седло Чапдары) 3Б, Жигули 3А (3Б). Тогда же, в 69-м, был пройден перевал Дон (Авло) в Куликалонской стене, правда на спуск по стене. Под руководством А. Сафронова из Ростова-на-Дону. По Куликалонской стене нет маршрутов проще 5А.

Так постепенно, обрастая информацией и преодолевая трудности, росло спортивное мастерство и спортивный уровень походов. И уже к концу 70-х появляется ряд сложнейших походов с прохождением сложных комбинированных перевалов. На срезе имеющихся в доступе отчетов посмотрим, что же было пройдено в 70-х. Напомню – по нормативным требованиям до 77-го года в требованиях к походу 5 к.с. не нужны перевалы сложнее 2Б. И «шестерок» еще нет.

71-й. Конечно, самый впечатляющий маршрут – это питерский поход под руководством Моногарова И. Ф. по Памиру: с. Ванч – пос. Хрустальный – л. Абдукагор – пер. Абдукагор (заброска) 2А (2Б) – л. Выс.Танымас – пер. Белые ночи 3Б пп – л.Академии наук – пер. Красноармейский 2Б рад. – пер. Космонавта Пацаева 2Б пп – л. Безымянный – пер. Наука 3А пп – Верхн. цирк л.Медвежий – пер. Космонавта Волкова 2Б (3А) пп – пер. Академии Наук 1Б (2А) пп – пер. Космонавта Добровольского 3А (3Б) пп – пер. Язгулемский 2А – л.Язгулемский – радиально пер. Верхний Хурджин 2Б – пер. Язгулемский 2А – траверс пик Паустовского+пер. Паустовского 3Б пп – л. Грум-Гржимайло – пер. Юбилейный 2Б пп – пер. Омара Хайяма 2Б (3А) – пер. Зимовщиков 2Б (3А) – пер. Вертикаль 3Б пп – л. Витковского – пер. Абдукагор 2А (2Б) – пос.Хрустальный. Впечатляющий, конечно, маршрут. Даже по современным меркам. Но… По-моему, как раз этот маршрут был самой большой фальсификацией в туризме. Пройти этот маршрут, тем более с тем снаряжением, за один месяц в общем-то не реально. Когда-то, еще много лет назад, читая этот отчет, я примерял этот маршрут «на себя» и не понимал, как такое возможно. Очевидно, так же думали и члены маршрутных комиссий Москвы, Питера… Через несколько лет все же выяснили, что это – обман. Не то, чтобы все это не было пройдено, но были собраны в один отчет два сезона. Цель – выиграть конкурс на лучший поход? Немного странно. Тем более, оценивая походы тех лет, можно сказать, что и половина этого похода вполне реально претендовала на лучший поход. Не понимаю.

Так постепенно возрастала сложность, насыщенность маршрутов. Но все же до появления «шестерок» все или подавляющее большинство пройденных перевалов (за редким исключением) были традиционными, попадали в рамки стандартной классификации. Но ведь стандартная классификация – она тоже появилась позже, поэтому оценки сложности тоже не соответствовали действующим сегодня. Но при этом туристы в период до 77-го года проходят ряд перевалов 3А-3Б к.тр. с подъемом по рельефу на уровне 3Б-4Б по альпинистской классификации. А в высотном туризме – до 5А, с восхождениями на семитысячники.

И конечно нельзя не вспомнить еще такую грань туризма, как соревнования по технике. И школы туристской подготовки. В школах шло обучение необходимым навыкам, в том числе технике передвижения в горах, а на соревнованиях, особенно с ростом уровня соревнований по технике горного туризма, оттачивалось спортивное мастерство. А рост спортивного мастерства увеличивал возможности группы и соответственно усложнялись походы, росла и техническая сложность перевалов. Первые всесоюзные соревнования по технике горного туризма прошли в 1974 году в Красной поляне. А уже в 81-м году прошел первый всесоюзный межвидовой слет туристов, на котором соревнования проводились по всем видам туризма. Кроме этого соревнования высокого технического уровня проводились во многих городах – Ленинграде, Свердловске, Николаеве, Одессе, Москве и др. Мне посчастливилось в соревнованиях высокого уровня участвовать с 84-го года, когда мы впервые поехали в Питер… Мы тогда клубными командами катались на соревнования по разным городам зимой и летом не менее 10 раз в год. Зимой – Москва, Питер, Свердловск, Киров, Смоленск, летом – Москва, Питер, Николаев, Молдавия, Ростов-на-Дону и др. Только в Москве разными клубами проводилось не менее 6 крупных соревнований в год. Крупных – это очень насыщенных техническими элементами. И еще всесоюзные соревнования… Всесоюзные проводились через четыре года – видовые, а еще раз в четыре года – Всесоюзные слеты. То есть, по технике горного туризма соревнования всесоюзного уровня проходили раз в два года. Я туда в составе сборной Москвы ездил с 1987-го года. 87-й – Алма-Ата, соревнования по ТГТ, 89-й – Свердловск, Всесоюзный слет, 91-й – Чегем, последние Всесоюзные соревнования по ТГТ. Уже в Российской федерации первое время получалось проводить соревнования в горах – Архыз, Домбай, Джантуган, Уллу-тау и др. Несколько раз провели соревнования в Крыму…

Конечно, мы стремились соревнования максимально усложнить. Особенно это было возможно после развала СССР, наши первые российские соревнования, так как команд приезжало мало, дистанции ставились такие, что лучшее время прохождения их было не менее 3-х часов.

С Алексеем Ярошевским как-то проводили первенство Москвы на полушкинских карьерах в Подмосковье. Основная дистанция второго дня соревнований была построена таким образом, что на полное ее прохождение у команд уходило 3-5 часов. При этом все это проходило под проливным дождем. После прохождения дистанции (финиша) любая команда падала на полянку рядом с финишем, и с полчаса просто приходили в себя… Снаряжение и все участники полностью покрыты грязью… Через полчаса команда лезла в системах и со всем снаряжением в Москва-реку и еще полчаса отмывались от грязи. Зато как все были довольны этими соревнованиями… А чем это не подготовка к сложным походам?

В Домбае (а/л Алибек) проводили первенство России по турмногоборью (т.е. технике горного туризма) в 1998 или 1999 году. Дистанций было четыре, но как раз таких – на 3-4 часа. Под проливным дождем и снегом. В горах, не в тепле равнины… В итоге не все команды успевали за один день пройти одну дистанцию, а может, только нам не повезло. В общем, нам досталось за один день идти две дистанции – «лед» и «скалы». В «гортексе» был я один, т.е. более-менее сухой. Утром мы стартовали на дистанции «лед», шли где-то 3,5 часа, в дождь со снегом и ветром. Все промокли (только я не насквозь), переодеться не во что (одежда в Алибеке). В общем, команда была деморализована, и лезть еще куда-то на скалы в этот день и погоду просто отказывалась. Хорошо, старт наш ожидался ближе к вечеру, и судьи пустили нас на сухую полку под карнизом, где мы сидели с примусами и гоняли чаи и я несколько часов уговаривал ребят все же стартовать… Я лез тогда первым везде… Проливной дождь, ветер, но интересный рельеф – течет вода, но не скользко, скальные тапки держат. Берусь рукой за зацепку – и по ладони и внутрь рукава потекла вода. На третьем участке подъема начало судорогой сводить руки – вот такие развлечения. Из всех команд полностью дистанцию «скалы» прошли три, в том числе и мы. По ощущениям – «на бровях». Чем не подготовка к горному походу. Костяком этой нашей команды мы потом прошли замечательные маршруты в Фанах и на Тянь-Шане.

Зимой, где-то тоже в конце 90-х или начале 2000-х, когда уже зимы перестали быть холодными, наш клуб «Вестра» проводил ледовые соревнования на песчаных карьерах Дзержинска. Поставили дистанцию, построили команды, но тут на зону дистанции вышло солнце и склон потек… Лед в болоте – это, конечно, интересное занятие. В общем, предложили мы участникам два варианта – соревнования отменить или перенести на ночь, когда подморозит. Так провели мы первые соревнования в ночных условиях. Для судейства были налобные фонари и один небольшой прожектор у меня. Но все прошло удачно, к рассвету все команды финишировали. К всеобщему удовольствию. Чем не подготовка к работе в экстремальных условиях?

Конечно, высокий уровень техники соревнований неизбежно вел к желанию применять эту технику в реальных условиях похода. Что вело к дальнейшему усложнению и маршрутов, и препятствий. Не знаю, все ли сильнейшие команды советского периода и современной России проходили через «жернова» соревнований, но думаю, что многие. Сейчас, конечно, есть масса не соревновательных способов подготовки, в том числе скалодромы, ледодромы… И несомненно походный опыт тоже давал результат, или повышение уровня. Здесь уже все зависело от руководителя и участников, то есть от выбора конкретных перевалов и районов. Но все же, сложных перевалов, особенно с вертикальными участками, в походе всего несколько, а на соревнованиях такой рельеф – постоянно. Именно поэтому думаю, что сочетание походов и соревнований гораздо больше повышало возможности команд, чем просто спортивный рост только в походах, с самостоятельной предпоходной подготовкой.

И уже в 70-х появляется немалое количество очень достойных походов. По значимости и объему пройденного в период 70-90 проще уже оценивать по прохождению сложных перевалов. Таких перевалов, 3А*-3Б*, у нас пройдено немногим больше 300. Можно условно все развитие горного туризма разбить на четыре группы: до появления горного туризма (до 61 года), 61-77 (до появления перевалов 3А в пятерках и 6-й категории сложности), 77-89 (до официального разрешения проходить на/через вершины), и после 89 года.

До 61 года из перевалов 3Б пройдено очень мало, причем лично мне сложно называть первопроходцев именно горными туристами, скорее это просто энтузиасты. Проще – любители экстремальных приключений. Во всяком случае, читая воспоминания Гусева В.Ф. о прохождении перевала Пролетарской печати в 1930 году (тогда – 3Б), по-другому не скажешь. Я же повторю – железные люди, там по логике больше половины должно было остаться… Или в экспедициях Крыленко… Но честно говоря, так ли уж возможно утверждать, что это был туризм? Но тогда он именно таким и был. Западный Кавказ. Перевал Наука 3А*, 1940 Громов, Москва. И, похоже, больше не пройден, впоследствии только один раз поднялись радиально. Центральный Кавказ. Чалаат 3Б, 1914 Голубев. Кашкаташ 3А*, 1960 Арсенин, Москва. Вроде бы еще Ионов в 1934-м. Джорашты 3А* 1930 Гермогенов. Салынан 3А*, 1889 Фрешвильд (это точно, не наш турист). Еще на Ц. Кавказе были пройдены до 60-го года многие сложные перевалы на Караугомское плато и перевал Доппах в Сугране. А вот в высоких горах – только перевал Крыленко 3Б, в 1929 году самим Крыленко. И все, не считая Гусева с перевалом Пролетарской печати.

Но вот горный туризм приобрел официальный статус, и хотя имеющаяся классификация походов не требовала в принципе прохождения перевалов сложнее 2Б, картина прохождений и сложности заметно поменялась. Да и горных туристов стало заметно больше, как и география городов, в которых горный туризм развивался… Питер, Ростов, Томск, Воронеж, Одесса, Москва, Вильнюс, Рига, Минск, Ташкент, Бишкек и т.д… И районы в этот период открыты почти все. Первые перевалы 3Б в Терскее, Фанах, Матче, часть из которых проходилась по сложному скальному рельефу, чего раньше практически не было. С десяток новых перевалов на Кавказе, в т.ч. принципиальных – через Безенгийскую стену (Лиетува, Ленинград). И высотные районы – около 30 новых сложных перевалов по всему Памиру (что значит – более доступный район, гораздо больше пройдено), и семь новых 3Б в Восточной части Ц. Тянь-Шаня… Здесь, правда, пока по краям – хребты Иныльчекский, Сарыджаз. И единственный перевал в Тенгритаге – зап.седло Хан-Тенгри, (Городецкий Питер в 1974). В эти же годы начинаются скромные выходы на вершины, в частности на семитысячники. Ленина, Коммунизма… Но что удивительно – траверсы туристы практически не ходят. Даже между перевалами. Хотя траверс – куда уж больше туристское препятствие, чем альпинистское. И все же… Один такой высотный траверс в тот период все же состоялся. На Памире. Выпуститься в МКК они не могли, естественно. Безносов с компанией из Томска, не очень-то готовой к такому мероприятию, прошли на Памире траверс пик Патриот – пик Россия – рад. пик Коммунизма. Руководитель хотел, конечно, и траверс Коммунизма, но – не сложилось. На то время, да и по сегодняшним меркам, очень серьезный траверс. Даже в альпинизме. Должен заметить, что этот траверс – самое сложное препятствие, пройденное в туризме до 77-го года, на мой взгляд.

А что же дальше? А дальше наступила эра Чемпионатов СССР. С прохождением сильных и очень насыщенных походов, которых были десятки, и выбрать среди которых победителей было ой как не просто. Из них не менее десятка претендовали на победу и призовые места. Сейчас этого, к сожалению, уже нет. 1-2, максимум 3 сильных маршрута на весь Чемпионат… В этих походах 77-89 годы была пройдена большая часть сложнейших перевалов нашего классификатора. Исхожено вдоль и поперек Памирское плато. Пройдены все (!!!) возможные седловины хребта Тенгри-Таг на Тянь-Шане (осталась разве что одна – между З. и В. Шатрами, и то только с юга), хребта Сарыджаз и др. Заключительный перевал в Тенгри-Таге пройден в 1993-м (Сибиряков 3Б*) новосибирцами. Пройдены сложнейшие перевалы на Кавказе (Ак. Александрова на Ужбинское плато (Викторов, Питер 1979), Шхара (Сергиевский, 1979). Шхара, очевидно, относится к одному из сложнейших перевалов в истории горного туризма, и в 81-м году он был пройден и в обратном направлении. Больше этот перевал не проходили. В Фанских горах было пройдено несколько принципиальных перевалов повышенной сложности – это Мария 3Б (в 80-м году пройдена в обоих направлениях), Дон 3Б на подъем по Куликалонской стене (Кормилец 1980), Енисей – скальная стена, пройденная на подъем (Кормилец, 80), Олимпийский (Червяков 1980, на спуск). Команда Паши Кормильца (Томичи и Красноярцы) – победитель Чемпионата СССР 1980-го года.

А вот нитка победителя конкурса на лучший поход в 1978 году Н. Волкова: пос. Ванч – дол.Сунгат – пер.В.Сунгат 2Б – лед. Левый Дустироз – пер.Левый Дустироз 3А – р.Мазар-Дара – лед.Язгулемский – лед.Захарченко – пер.Одесса 3А – лед.Рокзоу – пер.Траверсный 2Б пп – пер.Щорса 2А – пер. И.Стрельникова 3Б – лед.Ляп-Назар – пер.Н.Хурджин 1Б – дол.Язгулем-Дара – пер.Хуш-Омадед 2А – пер.Первокласница 2Б – ледник В.Болгария – лед.Хабарвив-Хац – пер.Железнодорожник 2А – лед.В.Башурв – пер.Бартанг 2Б – лед.Грумм-Гржимайло – пер.Революции 3Б пп – лед.Федченко – пер.Абдукагор 2А – пос.Хрустальный – пос. Ванч

И подобных походов уже в тот, 1978-й, год было пройдено несколько. В том числе, три похода с пересечением ПФП на Памире разными путями. Конечно, естественное желание любой спортивной команды – с каждым разом усложнять свои маршруты. Особенно легко это делать, когда нет никаких ограничений, что собственно и наступило с 89-го года. Но это позже… А пока естественно в горный туризм «стучались» траверсы, хотя бы в каком-то виде. Не могу как-то дать оценку, почему до 89-го траверсов практически не было. Да, ходили траверс Эльбруса, еще что-то по мелочам… На Восточном Кавказе много траверсов по хребтам ходил Камиль Энверович Ахмедханов – там зачастую пройти по хребту было проще, чем внизу по долинам… Но вот Безенгийскую стену или еще что-то подобное, свое – почему-то нет. Разве что еще заход на Катынское плато через Гестолу… И конечно, упомянутый мной Безносов… Но, видно, время траверсов в туризме наступало…

И кто знает, что могло быть пройдено в 80-х, не случись эти трагедии в 81-м. Не знаю, много ли команд в тот год заявляли нечто фантастическое, но две московские команды – да. Под руководством Никиты Степанова был заявлен траверс с лед. Гандо через п. Абалакова на ПФП с заходом на п.Коммунизма и далее по ребру Буревестника на лед. Фортамбек. Под руководством Николая Волкова был заявлен маршрут с прохождением перевала Россия на подъем с лед. Беляева со спуском по новому пути и далее грандиозный высотный траверс: лед. Бивачный – п. Орджоникидзе – пик Пионерской правды – пик Известий (эта часть ранее была единожды пройдена альпинистами под руководством Эльчибекова) – ребро Бородкина – пол. Москвина. Далее планировался траверс Корженевской, переправа через Муксу и выход через Терс-агар. Что сказать… Заявка этих траверсов в маршрут и сейчас, с другим снаряжением и экипировкой, остается неординарным событием. Потому, очевидно, больше никем не пройдены. А тогда… Впечатляет. Так сложилось, что в обеих командах случилось ЧП. У Никиты на спуске на плато сорвался и погиб Миша Вьюнов. В команде Николая Волкова со склонов п. Хохлова улетела связка-тройка на ледник Вальтера (Волков, Свердлов, Дунаевский). Так наш спортивный туризм понес тяжелые потери, но помимо этого – еще и последствия карательного плана: «шестерки» на много лет были запрещены (до 87-го), был запрещен выход туристов выше 6000 и т.д. То есть, фактически было запрещено ходить перевалы 3Б.

Постепенно эта буря утихала, сначала (по-моему, с 86-го) тихо появилась категория 5у (усложненная) с возможностью заявлять в ней 3Б, но без права участия в Чемпионате, а уже в 87-м вернулись «шестерки», но с кучей дополнительных требований, в том числе обязательное наличие зам. руководителя. Зато были пройдены такие принципиальные перевалы, как Калинина и Гармо на Памире (Гулый, Харьков, 1-е место в Чемпионате СССР 87-го года), Туполева на Памире (Майоров, Одесса, 1988, 3-е место в Чемпионате СССР) и др. Почему принципиальные? Это «чистые» первопрохождения, которые до них никогда не проходились альпинистами. И очень сложные (насыщенные) технически, особенно Туполева и Калинина. То есть если составлять рейтинг перевалов, эти два будут где-то в верхней части. Наверно когда-нибудь кому-то и удастся такую таблицу сделать. Интересно же… И не так сложно – такие перевалы за всю историю горного туризма пройдены единожды, за редким исключением – дважды. Затем следует разобраться, почему перевал больше не проходился – из-за сложности, опасности или в силу своего географического положения, не сильно доступного. Ну и еще один существенный признак таких перевалов – на их прохождение нужно не менее 3-х дней. От травы до травы. А реально на некоторые из них первопроходцами затрачено 6-12 дней. Например, Лена Титкова прошла на Восточном Кавказе перевалы МКТ 3Б (10 дней, 1981) и Крыленко (12 дней, 1982). Как-то так и возрастала сложность походов.

Но наступил 89-й год – новая страница в горном туризме. И в первом же сезоне заявлены траверсы семитысячников – Корженевской, Коммунизма, Хан-Тенгри, Победы, Ленина… И еще не мало траверсов попроще и пониже. Не все получилось в этот первый сезон, в частности, не состоялись в походах траверсы Хан-Тенгри и Победы, но почин был сделан… Победитель Чемпионата СССР 1989-го года, команда Володи Юдина из Новосибирска, прошла в одном походе траверс пика Корженевской и пика Коммунизма. Вторым был не менее сложный поход под руководством Виктора Будникова из Томска, с ключевыми перевалами Вертолетный 3Б* и Шатер В. 3Б*, оба в хребте Тенгри-Таг. Чего греха таить, я считаю сейчас, что маршрут В. Будникова реально сильнее, чем у Володи Юдина. Думаю, при судействе сыграл именно факт траверса семитысячников, впервые в горном туризме. Но никак не учтен тот факт, что новосибирцы шли по известным, ранее не раз пройденным маршрутам в своих траверсах, причем не очень автономным, у Томичей же – чистые первопрохождения. А знание того, что здесь уже раньше кто-то прошел, то есть, здесь пройти возможно, или отсутствие таких знаний – две большие разницы. В 90-м Володя Юдин боролся уже с Хан-Тенгри и Победой, тоже по стечению обстоятельств без траверсов. В 91-м В. Будников в рамках похода прошел с командой траверсы п. Гармо и п. Коммунизма.

К сожалению, траверсы не стали массовым элементом туристских походов, и допускаю, что это закономерно. Хотя, листая наш действующий классификатор, вполне обнаружишь какое-то количество неплохих траверсов, и простых, и сложных. Начали ходить в походах и технически сложные восхождения, по маршрутам 5А-6А по альпинистской классификации. На одном из Чемпионатов РФ меня впечатлил пешеходный маршрут 4 к.с. по Саянам – концовка похода у них была с восхождением на вершину по маршруту 6А(ск.). Шикарные фотографии – чистая вертикаль с такой же вертикальной трещиной, по которой и поднималась группа.

Конечно, начало было положено раньше, теми же перевалами Дон или Енисей в 1980-м году, и многие другие, особенно в период 1980-2000. Но дело продолжается… Вот Володя Петлицкий в двойке проходит траверс п.Хан-Тенгри – подъем по Ю-В гребню со спуском по классике. Вот команда Дениса Осина проходит траверс Хан-Тенгри с севера (по маршруту Кузьмина) на юг (классика) в 2019 году. Но наиболее впечатляющие маршруты в последние годы прошел Сергей Романенков. Привожу здесь некоторые из них:

2014 год, Памир. К. Кандоу - р. Муксу - пер. Белькандоу (н/к, 3398) - вверх по р.Сугран до лед. Надежда (занос заброски) - пер. Белькандоу (н/к, 3398) – р.Муксу - р. Ташлык - пер. Ташлык (2Б, 4608) - пер. Шагазы (2Б, 4641) – рад. пик Руслан (5096, , по С гребню) - лед. Шагазы - пер. Тиндаль (, 5172 пп) - рад. пик Тиндаль (5895, 3А*, по СВ гребню) – левый приток лед. Девлохан - пер. Тамара (1Б, 4577) - р. Сугран (3270) (забрали заброску) - лед. Сугран – лед. Северный - перемычка 6110 () - лед. Сугран - пер. Наблюдений (, 5470) - лед. Шинибини - пер.Шапак (2Б, 5397) – лед. Шапак - лед. Фортамбек - МАЛ на Москвина (4350) – рад. пик Корженевской (7105, , по Ю гребню, маршрут Цейтлина) - МАЛ на Москвина (4350) - траверс пика Коммунизма (7495, *, с подъемом по маршруту Бородкина (с севера) и спуском по маршруту Абалакова (на юг)) - лед. Ошанина - лед. Бивачный - лед. Федченко - пер. Кашал-Аяк (2А, 4367) - лед. РГО - р. Ванч - к. Поймазар.

2016 год, Фанские горы. а/л Алаудин – (пер. Лаудан (н/к, 3629) – пер. Алаудинский (н/к, 3784)(занос заброски)) – переезд к началу основного маршрута - р. Сиама – пер. Четырех (1Б,4050) – радиально пер. Мечта (2А, 4300) – траверс в. Ходжалокан (3Б*, 4784, с подъемом по В. стене и спуском по З. гребню) – пер. Озерный (1Б, 4100) – р. Обисафед – пер. Бузроват (н/к, 3190) – р. Серидевол – оз. Искандеркуль – к. Нарвад – р. Нарват – пер. Имат (3А, 4100) – траверс в. Б. Ганза (3Б*, 5306, с подъемом по С. гребню и спуском по З. гребню, п/п) – пер. Седло Ганзы (4477) + пер. Гусева-Мухина Вост. (4528)(2Б) – пер. Адиджи (4633) + пер. Ход Кентавра (5000)() – в. Замок (2А, 4990) - Мутные озера – а/л Алаудин - в. Энергия (2А, 5109, рад. по сев. гребню) – траверс в. Чимтарга (, 5489, с подъемом по ЮВ. гребню и спуском на север) – оз. Бол. Алло - пер. Седло Сарышаха (3А,4185) – пер. Зиерат (1А, 3364) - Куликалонские озера - пер. Мария (, 4790) - оз. Бол. Алло – р. Лев. Зиндон – траверс в. Москва (, 5046, с подъемом по В. гребню через пер. Блок 2 и спуском на запад, п/п) – р. Ахмат – пер. Агмат (н/к, 3407) – р. Амшут – р. Арчамайдан – к. Газза

2019 год, Туркестанский хребет, Памиро-Алай. к. Узгаруш – р. Ляйляк – р. Аксу – пер. Урям-проходной (1А, 3760) - р. Урям - пер. Ашат (1А, 4130) - р. Ашат - пер. Солнечный + пер. Сабах Зап. (1Б, 4350) - лед. Кырк-Булак - пер. Лягаргиф Сев. (2Б, 4780) – рад. выход на в. Сабах (, 5282, по ЮЗ гребню) - лед. Лягаргиф Зап. - пер. Коростылева (, 4518) - лед. Урям – рад. выход на стену пер. Урям (до высоты 4450) - лед. Урям - пер. Охотничий (1Б, 4150) - р. Карасу – р. Аксу - лед. Акcу – рад. пер. Москальцева (2А, 4580) - лед. Аксу - пер. Блока Зап. (4850) + рад. п. Блока (5239, по ЮЗ гребню) (3Б*) – лед. Тро - пер. Аксу-Блок (1Б, 4454, п/п) - рад. в. Аксу Сев. (3Б*, 5217, по В гребню) - пер. Аксу-Блок (1Б, 4454) – пер. Машенька (2А, 4730) – пер. Тро-Блок (2А, 4650) - лед. Дукенек – рад. пер. А. Блока (2А, 4398) - лед. Дукенек – пер. Визбора (2А, 4520) – лед. Зап. Вадиф – пик Пирамидальный (до высоты 5270, по З гребню) – пер. Зап. Вадиф (, 4700) – лед. Асан-Усен – р. Карасу – пер. Карасу (н/к, 3700) - пер. Кош-Майнок (н/к, 3280) – р. Орточашма - пер. Джалгычи (н/к, 3595) – р. Джалгычи – пер. Акташ (н/к, 3780) – р. Акташ – пер. Бульджума (н/к, 2795) – р. Бульджума - к. Узгаруш.

Эти маршруты у Сергея – как бусинки в коллекции. А ведь еще у него есть совершенно обалденные лыжные походы, в том числе в горах Памира… Вот такая сейчас «верхняя планка» нашего горного и спортивного туризма. А что же дальше? Посмотрим…
Интересно, когда будет пройден в рамках горного похода первый восьмитысячник, пускай самый «маленький»? И по самому простому пути? А траверс восьмитысячника? Интересно? Да, конечно. Наиболее вероятный кандидат – Шиша-Пангма, 8013 м.


А что еще? Была у меня «голубая мечта». Ну, одна из мечт. Пройти в одном походе траверсы Безенгийской стены – северной и южной. Уже, видно не судьба. Может, кто-то это воплотит в жизнь? И еще должен же кто-то в туризме появиться и пройти какой-нибудь грандиозный траверс, типа Хан-Победа или Гармо-Коммунизма. Или мечту Валеры Хрищатого – траверс Ком.Академии – Коммунизма. А может траверс хребта Тенгри-Таг? Вот это задача. От Броненосца до В. Шатра. Приключений там будет – на любой вкус… Или делать траверсы не вдоль, а поперек, например, юго-западная стена Коммунизма (хотя бы по маршруту Кузьмина, т.е. по краешку) – ребро Абалакова. Или там, южная стена п. Победы со спуском на север, по Абалакова, Журавлева или Глеба Соколова. Вперед и вверх? Быстрее, выше, сложнее? Я – за. Жаль только, не сам уже, увы. И конечно, интереснее будет, если в отчетах будет написано «первопрохождение». Без маршрутов Абалакова, Кузьмина, и др. Чтобы появлялись маршруты Романенкова, Осина… Как, например, в. Б.Ганза, 5А по С. гребню, С. Романенков, 2016. Наши, туристские.


Хребет Тенгри-Таг. От Броненосца до Шатров. Технически этот траверс может быть сложнее траверса Хан-Тенгри-Победа. Даже заброски раскидать сложнее. Но – заметно ниже…


Победа с юга. Наиболее простой вариант подъема – по контрфорсу п. Армения. Но есть и вариант по стене

Победа с севера. Маршруты Абалакова, Журавлева, Соколова. Вот вам и не пройдённый перевал. Да, 3Б*


Читайте на Mountain.RU:

Неизвестный Тянь-Шань
Программа «Шеститысячники китайского Тянь-Шаня»

Китайский Тянь-Шань-2006

Восхождение на пик Кашкар,6435 м

Экспедиция в "затерянный мир"

Истинная история одного ЧП

ГОРНЫЙ ТУРИЗМ

Фанские горы – глазами руководителя

Тянь-Шань-1993

В сердце Центрального Тянь-Шаня


Написание отзыва требует предварительной регистрации в Клубе Mountain.RU
Для зарегистрированных пользователей

Логин (ID):
Пароль:

Если Вы забыли пароль, то в следующей форме введите адрес электронной почты, который Вы указывали при регистрации в Клубе Mountain.RU, и на Ваш E-mail будет выслано письмо с паролем.

E-mail:

Если у Вас по-прежнему проблемы со входом в Клуб Mountain.RU, пожалуйста, напишите нам.
Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2020 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100